Previous Entry Share Next Entry
"Двенадцатая ночь", Владимир Мирзоев, театр "Кураж"
jeronimob
Что на сцене? Да, ничего! Три экзотические морские ракушки по центру, да по три подушки справа и слева от них. А там, уже внутри этой нехитрой декорации, уже стоит Виола, которой еще только предстоит превратиться в Цезарио. Под пение Джо Дассена, пританцовывая так сексуально, как в шекспировские времена и представить не могли, она и решается на авантюру, ставшую основой шекспировской же пьесы: переодевшись в мужскую одежду, появиться при дворе Орсино.
На первый взгляд кажется, что все это - винегрет и капустник в одном флаконе. Вот, к примеру, сэр Эндрю Эгьючик, нахлобучив на голову вязаную шапочку с помпоном, скачет перед зрителями на игрушечной лошадке – той, где башка на палке. Одет во фрак и кедики. Говорит, словно не вполне развитый (смягчаю выражения) ребенок. Подскакивает к Марии, хватает ее за грудь, улыбается, словно полоумный, шлепает по заду, немедленно задавая вопрос:
- Что это?
- Ягодичка!
Клоунада, право слово. Зрители волнуются, видно сразу. Но – недолго, потому что дальше волнение хоть и останется, но совсем по другим поводам. Мирзоев-то, Мирзоев не просто развлекается, ставя одну из самых веселых комедий Шекспира. Он рассказывает историю о силе иллюзий, о игре воображения, о том, что жажда денег, любви, власти и статуса – лишь пыль, разлетающаяся при первом же сквозняке.
Это не первое обращение режиссера к тексту. Лет двадцать назад Владимир Мирзоев ставил уже «Двенадцатую ночь» в Театре имени Станиславского. В этой. Нынешней, однако, все иначе – в первую очередь, за счет камерности, во-вторых, несмотря на все вышесказанное, за счет лаконизма.
В спектакль вставлена песня (за все вокальные номеру тут отвечает Анастасия Черепанова) на стихи Новеллы Матвеевой «Девушка из харчевни». Она – как раз-таки об этом, о прелести минимализма:
Любви моей ты боялся зря.
Не так я страшно люблю.
Мне было довольно видеть тебя,
Встречать улыбку твою.
Впрочем, что там Матвеева. Если прислушаться, услышишь в спектакле совсем разное. «Вы звери, господа!» - произносит Мальволио фразу из фильма «Раба любви». «Эй, моряк, ты слишком долго плавал», - поют герои песенку из «Человека-амфибии». «У нас свободный микрофон», - говорят они при случае. А еще занимаются цигун, вместо портрета передают рентгеновский снимок, поют арию Мистера Икс и курят.
Звучит как бред. Но, меж тем, все удивительным образом складывается в цельную картинку – сбалансированную, нежную, невзирая на гэги, и хорошо сыгранную актерами, «выход» каждого из которых, хоть и напоминает эстрадный номер, но не режет ни глаз, ни ухо, ни сердце. Хотя и выделить, конечно, есть кого – вот хоть худрука театра «Кураж» Михаила Долоко, превращающего своего Мальволио в шута горохового и невероятно трагическую фигуру одновременно, хоть Тимура Бурина в роли сэра Эгьючика, хоть Алису Колганову, которая в роли Виолы/Цезарио тут просто чистый секс – особенно в финале, когда надевает полупрозрачное платье.
Никаких признаков эпохи, никаких исторических костюмов – остается лишь история, да заложенный в ней оптимизм. Наверняка, многие воспримут это, как странную шутку, ну, да Бог с ними. Зануд всегда хватает.

?

Log in